Наше творчество :: Сабитова Алия

Мост сновидений

Мы пишем стихи о несбыточных снах,
О том, как далёка реальность порою.
О том, что живём мы в разных мирах
И что невозможно мне рядом с тобою.

Бороться за жизнь, где в мире моём
Бесчестье прощается горстью монеток.
Мы пишем стихи так часто о том,
Что люди, возможно, и счастливы где-то,

И что ты сейчас далеко от меня,
И что до тебя не достать даже взглядом.
А мне порой так не хватает тебя,
И я в небо смотрю, никого нет рядом.

И я в небо смотрю на тебя, может быть,
И я в небо смотрю, лишь во сне тебя  вижу.
Так ты просишь меня дальше жить и любить,
Не бросать этот мир. И тогда я слышу,

Как ты пишешь стихи о несбыточных снах,
И о том, как порою реальность не с нами,
О том, что ты видишь в моих глазах,
И о пути, что лежит меж мирами.

Ты прошёл этот путь от земли до небес
И видишь сверху, как я живу.
И, ступая на мост сновидений и грёз,
Я встречаю тебя, вижу всё наяву:

Как мы сочиняем друг другу стихи,
Мы дарим друг другу волшебные строчки
И вместе встречаем восходы весны.
А мой стих подходит к последней точке.

 

Покой

Когда стихи написаны все будут,

И слов для вдохновенья не найдётся,

Все звуки музыки померкнут и затрутся,

И мир, вздохнув, застынет и заснёт,


Тогда, умывшись серой каплей скорби,

Душа моя в спокойном, чистом море,

Утонет в зеркале бездонного простора,

Распавшись мыслями и обретя покой.


* * *

Что ты видишь? – свет в ночи безлунной…

Что ты слышишь? – травы серебрятся…

Кто ты? – зверь, бредущий жизнью вольной…

Что ты? – дикий ветер, древний и ужасный…


Что ты хочешь? – от тебя – нисколько,

Лишь любви заветной не хватает…

Ты не страшный… Слышишь, вдруг замолкла

Тишина в округе, застывая?


Это я застыл спокойным, тихим взором,

Ты мне грустью одиночество прикрыла…

Слышишь, свет пролился лунным морем?

Видишь, воздух вздрогнул каплей света?


Я теперь отныне не свободен,

Ты мне вечность заново открыла…

Для любви – и вечности не много…

Для меня – лишь ты на этом свете белом…


Взвод


Взвод уходит вдаль, где кровавый свет

Солнце пролило на вершины гор.

Взвод уходит вдаль - взвод идёт на смерть,

Чтобы жизнь отдать за свою любовь.


Мужеством - вперёд, сердцем - позади,

Там, где дом остался навсегда,

За покой его, за своих родных,

Взвод забудет страх - и рассеет мрак.


Точка вдалеке на закате дня,

Днём - надежда и пустой простор...

Ожиданья боль, боль в душе и страх,

Что ушедший вдаль не вернётся в дом...


А вдали рассвет осветил траву,

Стоптанную тысячью сердец...

Взвод остался там, взвод несёт дозор,

Чтобы враг не смел вновь пройти во век...


* * *

От меня к тебе - бескрайность,

От тебя ко мне - безбрежность,

Мы с тобою верим в тайность,

Безграничную мятежность...


Мы с тобою так похожи,

Мы с тобою были ране

Отражением в Граале

Тёмных капель силы прежней...


Бог един для нас, мы вместе

На Земле творим преданья...

Только мы не будем вместе,

Отраженья зазеркалья...


* * *

Жаль нету битвы, битвы безупречной,

Где б две мечты скрестили свой клинок,

Клинок один, ведь цель одна, извечна…


Жаль нет клинка, что б выковал я болью,

Желаньем страстным был бы тот клинок,

Он был бы этих мечт назначенною ролью…


Забытьем и страданьем обречён,

Мой конь со мной испил бы этой воли,

Забытой воли прошлых тех времён…


* * *

Тёмный со Светлой,

Тёмная с Тёмным,

Мрак пробирается в светлую рощу

И растворяется, как невесомый…


В мраке ведь тоже есть капелька ночи,

Той, что на грани свободы и света,

Чистой, прозрачной, где всё много проще

Чем в повседневности солнечной клети…


Чуть ниже небес, над покровами туч,

Подлунного мира земная природа,

Светлая с Тёмным, Земля и Свобода,

В сиянии пустот заполнявшихся душ.

* * *

Извините меня все, извините меня люди,

Что так плохо с вами мне, палачи мои да судьи.

Просто хочется иногда вдруг в тиши забыть всех разом,

Враг не враг мне там, друг не друг, зуб за зубом да глаз за глазом…


Крики сонного петуха, громкий возглас да плач молитвы…

Извините меня, дурака, что ушёл накануне битвы…


* * *

Сейчас уж вечер… Но как хотелось на рассвет,

В рожденье заново природы!

Все меркнут краски… А там, ушедшей тьме вослед,

Бегут смеющиеся воды!


Отцвёл закат… Не вижу я в ночи

Той ласки утренней свободы…

Смотрю наверх, и в небесах ночных

Никто не даст мне искренней заботы…


Опять один… Лишь мягкий шелест трав

Да дождик тихо льётся мне на плечи…

Вернусь назад… Ведь, может, не дождусь

Конца ночной той беспощадной сечи…


Я не дождусь… Нет, не дождусь огня из поднебесья…

Готов уйти… Но как хотелось вновь излиться песней!..

Прошу, о Боже мой… Я об одном прошу Тебя, Всесильный:

Пошли лучом мне Твой прощальный взор…

И я уйду, спокойный и счастливый…

Совсем один… Пред новой жизни днём…


* * *

Я о несчастном небе, что плачет за горами,

Я о несчастном луге, заросшем и забытом,

Я о глухой весне, застывшей за плечами,

Я о забытом доме, дождя слезам открытом…


Там, помню, жил да был один когда-то,

И в отражении неба вижу образ этот…

Печальная тоска покинутого Рая

Во мне проснулась больно капелькою света…


* * *

Красота их им от Бога прежде встарь была дана.

Шли, кружились, вдаль бежали кружевные облака…

Я за ними, думал ране, убежать из дома вдаль,

Глуп я был ещё; но каждый, вечер каждый, видя даль

Я мечтал, чтоб в том закате точкой маленькой летать,

И на крыльях ветер гнать к тихой, маленькой ограде,

К дому милому опять…

Век прошёл, у века сроки, как и встарь, невелики –

Тучи грозные над морем обнажают зло стихий.

Я, озябший и продрогший, жду, мечтая о былом…

Между бурею и сном прошепчу я:

«Пой подольше… Спой о доме, о родном…»


* * *

Серое небо, толпа у подмостков,

Ветер над площадью воет тревожно,

Приговорённый, споткнувшись об доску,

Голос услышал: «Эх ты… Осторожно!»


У эшафота, смущённый порывом,

Кто-то стоял без лица, в чёрной маске.

Приговорённый с весёлой улыбкой

Тихо ответил: «Я рад этой ласке…


Слышишь, палач? Хоть преступник я – каюсь!

Каюсь за то, что уже не успею…

Каюсь, что жил в неприветливой маске,

Каюсь за время, что так пролетело…


Я перед Богом стою, перед небом,

Будь невиновен – стоял бы у двери,

Где меня ждали так этим летом…

Хоть обречён я… Но всё ещё верю…


И на коленях склоняюсь так низко

Не перед плахой, топор где ржавеет,

А перед Богом, и краем неблизким…

Я всё сказал… Всё, руби! Вечереет!»


И, в тот момент, что топор был уронен,

В миг, что палач обливался слезами,

Крик вдруг раздался: «Приказ! Невиновен!»

И тишина… Небеса лишь рыдали…

© ГОУ лицей № 1580, 1998-2014